/ Лесной
мемориал
Где-то в начале 1960-ых молодой учитель сельской школы, которая находится в полутора километрах от станции Войбокало Кировского района Ленинградской области, нашел в лесу останки советского солдата. Копнул лопатой, а под тонким слоем земли – тоже молодой парнишка, только с офицерскими знаками отличия на петлицах. Гимнастерка и документы – в полной сохранности. И так это тронуло душу учителя, что решил он, во что бы то ни стало, похоронить воина Великой Отечественной и найти его родных.
Сам учитель – Владимир Адамовский – в то время только начинал свою педагогическую деятельность. Преподавал труд и другие технические дисциплины.

Можно сказать, что был он местным жителем, с соседней железнодорожной станции Жихарево. Но родом они были не отсюда. Родители его до войны работали в Ленинграде. Но в печально известном 1937-ом по доносу был репрессирован отец, член партии. И беременную им, Володей, маму с двумя старшими детьми отправили в ссылку на Урал. В 1947-ом, по окончании срока, семье разрешили вернуться, но не в Ленинград, конечно, а за сто километров от него. Так они с мамой и оказались в Жихарево…

Война… Эта тема всегда волновала Владимира Адамовского. Он знал, что в этих самых местах, по лесу пролегал путь блокадников, которые выезжали из Ленинграда через Ладожское озеро. Здесь были лесные дороги, пешие тропы, по которым блокадников везли к станциям Жихарево и Войбокало. Там из вагонов-теплушек формировались составы, которые отправлялись на восток страны. Здесь же держали оборону бойцы Красной армии, поскольку враг находился совсем недалеко. В 1942-м году по этому лесу от станции Войбокало была проложена железная дорога к самому берегу Ладожского озера, что в значительной степени облегчило доставку блокадников на Большую землю.

Этот, восточный, берег Ладоги называли спасительным. Ленинградцам казалось, что когда они выберутся из города и пересекут Ладогу с западного на восточный берег, их жизни ничего не будет угрожать. Но в реальности это, конечно, было далеко не так. Люди точно так же умирали и погибали: кто-то от перенесенного затяжного голода, кто-то от бомбежек. Не говоря уже о том, что сама переправа через озеро могла стать последним мгновением жизни. Фашисты усиленно бомбили и озеро, и его берега, и прибрежные населенные пункты, и лесные дороги…


Фото Владимира Адамовского в пору работы в школе и в 2015 году. При первой же возможности он всегда приезжает в Войбокало, но ноги плохо слушаются
Владимир Иванович сделал карту возможного продвижения транспортов с эвакуированными, отметил на ней дороги, ведущие к станциям, нанес места расположения наших войск и линии фронта. Он разговаривал с местными жителями, записывал их рассказы, собирал в лесу обломки военной техники, находил пилотки и полевые сумки, обрывки карт, котелки и ложки, солдатские капсулы, фашистские каски и многое другое. Он стал думать о том, чтобы создать музей и рассказать школьникам о том, что здесь, совсем рядом с их домами, происходило в годы войны.

Так, незаметно, Владимир Иванович увлекал ребят историей своего края. На уроках труда он прививал мальчишками навыки столярного, слесарного, плотницкого дела. А после школы звал в свои экспедиции по поиску военного прошлого.
Для школьного музея выделили помещение. Благо Шумская средняя школа, как она официально называется, тогда гремела на всю округу. Училось в ней более 500 человек. Учеников из 38-ми окрестных деревень собирала специально выделенная для этих целей совхозная машина. Жизнь здесь буквально кипела и била ключом.

На берег Ладоги у деревни Кобона из воды выбросило старую детскую металлическую машинку. Дети всех времен и народов любят играть в машинки. И мальчишки шестидесятых, ученики Владимира Ивановича, конечно, не были исключением. Но как узнать историю игрушки, кто был ее владельцем, как она попала в воду. Стали искать воспоминания людей, переправлявшихся через Ладогу. Конечно, ничего конкретного они не нашли. Но одна историю показалась наиболее жизненной, и ребята решили, что машинка могла иметь именно такое происхождение.

Вот что, прочитали они, видел в войну семилетний мальчик Костя: «Три баржи шли по Ладоге цепочкой. Первую немцы расстреляли вместе с детьми. Не бомбили, а именно пулеметными очередями. А на третьей плыл я вместе со своим детским домом. Помню, как по бокам нашей баржи шли красные потоки – кровь детей с первого судна. Я приготовился, что следом наша очередь, но мы остались живы…» Не с той ли самой баржи слетела эта детская игрушка…

Все найденное учителем и школьниками вошло в экспозицию создаваемого музея. Владимир Иванович вспоминал, что ребят не нужно было заставлять заниматься историей. История писалась у них на глазах. Конечно, каждый из школьников что-то знал и слышал о войне от своих родителей. Но совсем другое дело, когда ребенок начинает осознавать, что маленький поселок у станции, где он живет, сыграл такую большую роль в спасении блокадного Ленинграда.

Одновременно с музеем создавался и мемориал. Место под захоронения определили в лесу, недалеко от школы. Туда стали приносить из экспедиций найденные останки советских бойцов, гражданских лиц.

Первым был захоронен той самый лейтенант, которого Владимир Иванович обнаружил под бугорком земли. В кармане гимнастерки погибшего лежал военный билет на имя Романова Николая Алексеевича. Там содержались сведения, каким военкоматом он призывался на фронт. Владимир Иванович написал запрос в Ленинград. Через некоторое время из военкомата пришел ответ, что Романов Н.А. проживал в Ленинграде по такому-то адресу, по документам числится пропавшим без вести. В этот же день полетело письмо по указанному адресу. И вот долгожданный ответ! Живы и мать, и отец погибшего лейтенанта. Они ничего не знали о судьбе своего сына. Надо ли говорить, что через несколько дней они приехали в Войбокало, Владимир Иванович встретил их, показал документы. Да, это был их мальчик, их единственный сын!

Лейтенанта Николая Романова похоронили с воинскими почестями. Родители погибшего привезли в школьный музей книги и тетради Николая, свидетельствующие о том, что в школьные годы мальчик хорошо учился, многим интересовался. Вот так школьная история стала «оживать» и превращаться в историю человеческую.

А останки все находили и находили. Их доставляли на мемориал и проводили захоронения. За 25 лет, в течение которых Владимир Иванович руководил работой музея, был собран целый бессмертный полк. По самым скромным подсчетам, последний приют в Войбокальском лесу около Шумской средней школы обрели более 10 тысяч человек. Близкие многих из них, извещенные письмами, долгие годы ежегодно приезжали на мемориал 9 мая. Сохраняется такая традиция и по сегодняшний день. Только близких с каждым годом становится все меньше и меньше…

Татьяна Куценина

© All Right Reserved.

Копирование материалов возможно только при указании автора и
гиперссылки на специальный проект журнала "РЖД-Партнер"
Made on
Tilda