/ Дорога на спасительный
берег
В четыре часа утра 29 марта 1942 года жители улиц, прилегающих к Финляндскому вокзалу, почувствовали мощнейший толчок. Вызвать его мог только не менее мощный взрыв. Ведь не землетрясение же случилось на берегу Невы?
Оказалось, что взрыв произошел почти в пятнадцати километрах от вокзала – на станции Ржевка. А что значила эта станция для Ленинграда? Она лежала на пути к берегу Ладожского озера. То есть на самой Дороге жизни. Потому так нещадно бомбили ее фашисты.

Вот о чем рассказывают документы военных лет. Еще в ночной темноте станцию начала обстреливать вражеская дальнобойная артиллерия. На станционных путях в этот момент находились несколько вагонов с взрывчатыми грузами. Прямым попаданием артснаряда были разрушены два вагона и десятки метров нескольких путей. Работники Ржевской дистанции пути сразу же принялись восстанавливать колею. Но за первым взрывом последовал второй – еще более мощный. Сила его оказалась настолько велика, что взрывная волна дошла аж до Финляндского вокзала. А на самой станции разразилась настоящая катастрофа. Были уничтожены все путевые устройства, дистанционные мастерские со всем имеющимся оборудованием, спецодежда вместе с кладовой, отдельно стоящие две дрезины, а также многие станционные, путейские и городские постройки в радиусе 200-300 метров.

В воспоминаниях многих детей блокады есть строки о том, как добирались они вместе с родителями до Финляндского вокзала, как садились в поезд и ехали на нем до станции Ладожское Озеро. А уже там пересаживались в баржи или машины и отправлялись на спасительный восточный берег Ладожского озера. Некоторые блокадники рассказывают, что поезд шел всю ночь и прибывал только на рассвете. Конечно, в обстоятельствах военного времени могло быть всякое. Но все же вопрос возникает: почему же так медленно ходили поезда?

Как выясняется, к весне 1942 года путь на участке Ленинград – Ладожское Озеро пришел в крайне изношенное состояние. Книги дежурного по Ленинград-Финляндскому отделению Октябрьской железной дороги изобиловали записями машинистов о боковых и вертикальных толчках, грубых перекосах, следовательно – о большой опасности для движения поездов. Все это направление находилось на обслуживании 15-й дистанции, Ржевской, дистанции пути, контора которой располагалась как раз на станции Ржевка. За самую трудную первую блокадную зиму 1941-42 годов предприятие потеряло около 150 человек. Заниматься текущим содержанием и ремонтом пути было практически некому.
29 марта погибли почти все рабочие, которые находились на путях после первого взрыва, а также начальник дистанции пути С.Н. Львов, выполнявший восстановительные работы на шестом пути. В живых остался лишь дорожный мастер первого околотка Погодин, который перед вторым взрывом ушел в кладовую за инструментом. После этой трагедии 15-я дистанция пути осталась без руководства.
Заместитель погибшего начальника дистанции Д.И. Иванов получил сильную контузию и работать не мог. Ситуация – перерыв в движении на единственной ветке для подвоза продовольствия в блокадный Ленинград – требовала немедленного принятия мер. На станцию Ржевка прибыли заместитель начальника Октябрьской железной дороги И.А. Сергеев и начальник службы пути А.С. Кананин. Через несколько дней назначили нового начальника дистанции пути – М. Ф. Чурилова.

Первое, что сделал новый руководитель после восстановления движения по станции Ржевка – прошел пешком весь путь до станции Ладожское Озеро. Его заключение было однозначным: участок целиком и полностью находился в аварийном состоянии. Текущее содержание Ладожского узла затруднялось из-за загромождения путей прибывающими грузами, а также вследствие езды по станционным путям машин, тракторов и танков.
Исходя из объективной картины состояния рельсо-шпального хозяйства, служба пути выделила дистанции большое количество материалов верхнего строения пути. На линейные участки поступили рельсы, стрелочные переводы разных типов, накладки, подкладки, противоугоны, новые шпалы, песчаный балласт. Из Ленинграда ежедневно прибывали сотни рабочих.

К началу июня 1942 года уже было заменено 95 остродефектных рельсов, 6844 штук шпал, уложено семь комплектов стрелочных переводов, установлено 1800 накладок, выправлено и отрихтовано 32,5 километра пути, сделано многое другое.

Полное восстановление путевого развития станции Ржевка – до довоенной схемы – выполнялось в течение всего летнего сезона 1942 года. Позднее многие работники этой дистанции за свой самоотверженный труд были отмечены в приказе начальника дороги Б.К. Саламбекова.

«Рабочие и командиры 15-й дистанции службы пути, –говорится в отчете начальника службы пути Октябрьской дороги, – находясь еще в очень слабом состоянии из-за перенесенного голода, не считаясь ни с чем, а зачастую и с жизнью, с честью выполнили поставленную перед ними задачу приведения линии Ленинград – Ладожское Озеро в исправное состояние, допускающее движение поездов без ограничений скорости. За 1942 год дистанция проделала большую работу и подготовила хозяйство к зиме 1942-1943 годов».
До прорыва блокады Ленинграда и постройки другой дороги, которую потом назовут Дорогой Победы, оставались еще долгие месяцы. Поэтому линия Ленинград – Ладожское Озеро продолжала нести на себе тяжелейшую нагрузку по доставке продовольствия и военной техники. Но теперь она находилась в совершенно другом – надежном – техническом состоянии.
А тупиковая станция – Ладожское Озеро – продолжала оставаться центральным перевалочным пунктом западного берега Ладоги. Именно сюда, на берег Ладожского озера, прибывали пригородные поезда с эвакуируемыми жителями блокадного города. Именно здесь концентрировалось продовольствие для ленинградцев, доставленное баржами или полуторками с восточного берега озера.

В 1941-1942 году здесь функционировал Ладожский железнодорожный узел, в который входили пять станций, расположенных у разных причалов. Этот узел стал полноправной частью Дороги жизни. На нем трудились более пяти тысяч железнодорожников – специалистов, командированных из Ленинграда. Сюда, на ладожские пути, нередко приезжал начальник Октябрьской железной дороги Борис Саламбеков. Спрос с железнодорожников за организацию перевозок был очень строг. Несмотря на суровую военную обстановку начальник дороги, при разборе какой-либо ситуации, мог наложить очень серьезное взыскание. Но в свой следующий приезд никогда не забывал снять его, если недостатки исправлялись.

Ну, а чем же закончилась история с расчисткой станции Ржевка? В течение трех дней – с 4 по 7 апреля 1942 года – оставшимися в живых работниками 15-й дистанции пути производилась откопка трупов погибших товарищей. Из-под тяжелых завалов извлекли тела пятнадцати человек. Все они были с почестями похоронены на кладбище рядом со станцией Ржевка.

Татьяна Куценина
/Послесловие
Сегодня на станции Ржевка ничто не напоминает о случившейся здесь когда-то трагедии. На путях, как и в те, военные, времена, работает бригада ремонтников теперь уже Санкт-Петербург-Финляндской дистанции пути. Путь, ведущий на станцию Ладожское Озеро, лежит на своем месте, но он уже давно укомплектован новыми рельсами и шпалами. И только километровый столб у самых путей с надписью «Дорога жизни» по-прежнему несет здесь свою вахту.
Дорога жизнипросуществовала с 12 сентября 1941 года по 30 марта 1943 года. За полтора года работы по железнодорожной линии Ленинград – Ладожское Озеро эвакуировано более миллиона человек, в блокадный город доставлено 1 миллион 460 тысяч тонн груза.

© All Right Reserved.

Копирование материалов возможно только при указании автора и
гиперссылки на специальный проект журнала "РЖД-Партнер"
Made on
Tilda